Эссе учителя

Урок - это жизнь!

Рейтинг
ПлохоОтлично 

Смысл имеет лишь жизнь, прожитая ради других.
А.Эйнштей

Кем быть? После школы передо мной такого вопроса не стояло. С чувством удовлетворения могу сказать о себе, что я из семейной династии учителей. Я горжусь своим отцом, Шлюнько Георгием Владимировичем, Заслуженным учителем Российской Федерации, который помог мне стать настоящим педагогом. Он был моим первым наставником. Он научил меня вкладывать в дело весь ум и сердце. Сам он много не философствовал, он не стремился сказать «свое слово» в науке – просто учил, но чему научил он, запоминалось на всю жизнь. Благодаря беседам с отцом, я твердо для себя определил, что такое для меня школа: здание, куда ты приходишь на работу или жизнь с ее ошибками и удачами, взлетами и падениями? Для меня жизнь, место, где забываешь о плохом.
Всё началось с вопроса: «Как? Как надо вести уроки учителю?» Когда я впервые переступил порог класса в этой роли, я точно знал, как не надо их вести. Таков был печальный опыт моего школьного обучения. А как надо? В одном из методических пособий мне тогда очень кстати встретилась фраза кого-то из древних педагогов: «Смертный грех учителя – быть скучным». Она придала мне уверенности, что я иду в нужном направлении, и стала моим главным девизом в работе. Обуреваемый страстным желанием доказать всем и, в первую очередь, себе, что никогда «не согрешу», я взялся «делать уроки».
Сначала трудился над формой: уроки-конкурсы, игры, «путешествия», «суды», «бои»… Когда, видимо, «наигрался» вдоволь, принялся за содержание. Потом осваивал закон единства формы и содержания. В общем, интересный урок стал смыслом и целью моей работы. Какое же это удивительное занятие: готовить интересный урок! Какая замечательная Школа для учителя! Я столько нового узнал, многому научился! Я ни о чём не жалею, хоть и пишу сейчас об этом с лёгкой иронией. Я по-прежнему верен своему девизу.
И все-таки, в конце концов, я «дорос» до вопроса «Зачем?». Действительно, зачем он, этот мой «интересный урок»? Чему он служит? «Тому, чтобы у детей были знания, умения, навыки», - ответили мне в одном из школьных нормативных документов. «Нет, чтобы детям было легче, радостнее и интереснее приобретать эти знания, умения, навыки», - уточнил я для себя и на время успокоился.
Спокойствие было недолгим. Однажды на курсах повышения квалификации преподаватель в своей лекции привёл такой факт: по статистике, если нет востребованности, в памяти человека остаётся лишь 10% знаний, полученных им во время школьного обучения. Это повергло меня в шок! Такого от памяти человека я не ожидал. 10% - всех моих стараний и поисков. Было очень обидно и грустно от этой статистики.
Психологи советуют человеку, оказавшемуся в тупике: «Не можете изменить ситуацию, измените своё отношение к ней». И я изменил. Я опять вернулся к вопросу «Зачем нужен мой урок?» (потому что ответ про 10% мне совершенно не понравился). Другой же ответ долгое время не давался. Не давался в словесной, окончательной оболочке, но существовал на уровне подсознания и ощущения. А нужные слова явились, как часто бывает, совершенно неожиданно, хотя я жил «рядом» с ними всё это время.
В сознании высветилось ярко и отчетливо, что каждая минута времени – это и есть моя жизнь. И уроки мои – только по форме уроки, а по сути это сорок минут нашей жизни: моей и моих учеников. И от меня во многом зависит, какой будет эта жизнь! От этого перехватило дыхание. Поначалу я просто растерялся: «Что же теперь делать? Как же теперь вести свои уроки?» На помощь пришла старая истина: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой».
Возможно, это было в какой-то степени эгоистично, но я выделил для себя то, без чего сам не смог бы прожить в этой жизни, задохнулся бы, не уцелел, и именно этим стал руководствоваться в своей учительской практике. Вот они, три постулата, на которых держится моя педагогика.
Во-первых, как вы уже, наверное, догадались, это Интерес. Я не смог бы жить скучно и однообразно, без выдумки, без фантазии, без сюрпризов и открытий. А как же состояться этим открытиям, если уже в N-ный раз за свою жизнь начинаешь с детьми одну и ту же тему? Оказывается, очень увлекательно – отложить в сторону старый конспект, тематическое планирование, с рассчитанными наперед формами контроля и сопутствующим повторением одного и того же, и выйти «на подмостки» просто так, без заученной роли – легко и свободно. Хотя бы один урок дать не так, как привычно, а так, как хочется, давно хотелось, но все не получалось. Это возвращение к самому себе, к тому, что заложено в нас Творцом Мира – к желанию, потребности творить самому.
Но горящие восторгом и изумлением глаза учителя – еще не гарантия того, что произойдёт «цепная реакция». Уверен ли я, что то, от чего вспыхивают мои глаза, интересно и моим ученикам? Чтобы быть в этом уверенным, я должен знать их интересы. Знать и уважать, какими бы диковинными они мне ни казались. Не надо никому навязывать свои идеалы в культуре, в литературе, в музыке, в жизненной позиции. Но нельзя и забывать об этом. Пусть окружающие просто знают, что это – мои идеалы, и просто уважают их. Честно говоря, раньше я немного побаивался таких «неудобных» учеников, с «другим», не моим мнением. Теперь боюсь, когда «другого», своего мнения не возникает. Это значит, где-то недоработал, не всех «разбудил», и «горящие глаза» не помогли.
Итак, второй постулат - Уважение. Откуда оно берется? На мой взгляд, уважение к педагогу не связано ни с его добротой, ни с его строгостью. Оно связано с честностью и справедливостью. А честность и справедливость учителя есть главное проявление учительского уважения к ребенку. Чтобы уважение было взаимным, учитель должен быть до щепетильности строгим и требовательным к себе. Конечно, в первую очередь, это касается оценок. Поэтому все отметки, которые не «мои любимые», я обязательно сопровождаю пояснением, аргументами, примерами более удачных или правильных вариантов. Ребенок чувствует, что его уважают и верят в его силы и потенциал, а «неуд» расценивают как временную неудачу. И стоит ему только захотеть и постараться, в следующий раз все может получиться намного лучше. Стимул, желание работать остаются. А если они остаются, найдется и повод поставить пятерку, которую я так люблю выводить в детских тетрадях.
А еще я люблю шутить и улыбаться. Это мой третий постулат - Доброжелательность. В атмосфере излишнего пафоса и серьеза мне так же душно и неуютно, как в атмосфере скуки и недоброжелательства. Огонь в моих глазах и сердце потухает, я начинаю фальшивить, говорить не своим голосом и становлюсь уже не Я. А мое «Я» напомнило бы всем замечательные слова «того самого Мюнхгаузена», героя одноименной пьесы и фильма: «Серьезное лицо – ещё не признак ума, господа. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением. Вы улыбайтесь, господа, улыбайтесь!» Как я люблю эту фразу! Я ничего не мог бы к ней добавить, в ней – все мое. Улыбайтесь, господа!
А пока вы, возможно, и в самом деле улыбаетесь, я подведу некоторые итоги.
Так я живу на своих уроках. Так мы живем на наших уроках. Самое удивительное, что все это было со мной и раньше. Только теперь меня не смутить никакими процентами «знаний, умений и навыков». Я нашел свое Слово: теперь я на уроках не учу, не воспитываю, я живу вместе с моими учениками. И главное для меня, чтобы сорок минут моего урока стали для них частичкой интересной, доброй, честной жизни. И важно, чтобы эти 40 минут отложились у них в памяти.
Наверное, вполне можно было бы назвать это собственной педагогической философией, но колоссальное чувство ответственности (уже не за урок, а за жизнь) не дает покоя. Но для учителя это привычно: задавать вопросы и искать ответы. А все ли правильно делаю? А так ли надо? А имею ли право? А знаю ли сам, зачем – теперь уже не учу, а живу? Это и есть форма его существования. То есть путь продолжается. «Покой нам только снится»! За это я больше всего и люблю свою профессию: она не дает расслабиться, заставляет творить и самосовершенствоваться и просто жить…