Эссе учителя

Школа - это судьба. Монолог учительницы

Рейтинг
ПлохоОтлично 

Моей Alma mater – факультету иностранных языков Свердловского Государственного Ордена «Знак Почета» педагогического института, находившемуся в XX веке, веке, который уже прошел, в Свердловске, городе, которого уже нет, на улице Степана Разина, 25, посвящается.

«Учитель! Перед именем твоим…
Но это после, в будущем когда-то…
Пока ж – бои. За их сердца бои.
И потому – будь доблестным солдатом»
(Прости, автор, тебя не помню!)

2010-ый. Нынешний, который проходит. Год учителя. Мой год. Тридцатый год моей работы в школе. Надо написать что-то. Сколько-то. Для галочки? Для души?
Школа – моя душа. Можно душу впихнуть в какой-то объем? Сколько себя помню – я и школа – вместе. Моя мама была учительницей. Дедушка и бабушка – преподаватели, кандидаты наук, по два высших образования. В те-то годы! И племянница – педагог. Уже четвертое поколение! Династия – это судьба? Или с учителями повезло? «Помню всех учителей до одного», - это про меня. Действительно, помню. А вот каким учителем стать решил случай: в весенние каникулы 1976 года поехала с группой школьников на областную олимпиаду по иностранным языкам. III место, а номер мой был 186. До сих пор помню. После этого сомнений не возникало – только немецкий! В августе уже сдавала вступительные экзамены. На первый ехала с какой-то девчонкой. Купили в трамвае билеты: один – счастливый, другой – встреча. Знаете такое? Я – добрая. Счастливый уступила, съесть заставила. Встречу сама съела. Девчонка экзамен на «пять» сдала, я – на «четыре». Ее счастье. А потом… Я поступила. Она – нет. Кто знал, что это был билет на встречу с судьбой. Мне везло. Везло с преподавателями, везло с друзьями. Хорошие люди были мои предки. Заработали мне счастливую карму.
Вот только с любовью не повезло. Он был та-а-кой! И младше. Вот я и решила: «спасу свою любовь от мелких разговоров и обид». Спасла. Где-то очень глубоко в сердце до сих пор прячу.
Учиться было – одно удовольствие! Представляете себе старинный особняк, на задворках – остатки сада, в вестибюле стоит огромное зеркало, от прежних хозяев, мраморная парадная лестница, в аудиториях паркет, крашен масляной краской, по рабоче-крестьянски, на столах в аудиториях верхнего этажа тазики – крыша прохудилась. И совсем особый мир, как говорили, «инязовский дух». А какие люди там работали! Хочется перечислять имена, но даже с какого начать – трудно выбрать. Преподаватели немецкого отделения 1976 – 1981 годов, я вас люблю! Потом было распределение. И поехала я «ф советскую, но фсе же даль…» (из стихов сокурсника). В 1987 году на праздновании факультетского юбилея слышала за спиной шепот: «Господи! В деревне работает! (В поселке Павда, 100 км в горы от города Новая Ляля). В школе работает! (Вполне современное двухэтажное здание светлого кирпича с маленьким кабинетом на два окна на втором этаже и зимней температурой 00). Куча детей! (Двое! Без комментариев!)
Прошло много лет. Когда-то, школьниками представляя 2000 год и высчитав, что нам будет по 41 году, мы пришли в ужас – старики! Теперь мне 51. 2000-ый год давно позади. И у меня многое изменилось. Не в деревне работаю (Трассовый поселок Пелым, еще несколько сотен километров к северу от города Новая Ляля). В школе работаю (Трехэтажное здание из светлого кирпича и маленький кабинет на два окна на третьем этаже с зимней температурой на 100 выше). Куча детей! (Два сына, сноха и внук.) И преподаю я свой второй язык – английский. Увы! Дань времени: прямо без английского – никуда! Так что, сокурсники мои, сэры и сэруньи, – ем ваш хлеб. Прощаете?! А шикарное зеркало из вестибюля во время прощального урока-концерта треснуло. Видимо, предсказывало перестройку, когда «лес рубят, щепки летят».
О! На часах уже два. За воспоминаниями время летит быстро. Где вы мои ученики? Как живете? Чего добились? Помню себя в свое Первое сентября в качестве учителя: на пять лет старше своих учеников, в белой капроновой кофточке и цветы, цветы, цветы… Молодых учительниц любят. Про одного ученика точно знаю – человек состоялся. Еще бы не знать! Это - младший брат моего мужа.
А теперь спать. Спать! Спать! Спать! Скоро утро. Скоро в школу. Где ведем мы бои за знания. Мы – это я, Шмелева Евгения Михайловна, и моя коллега – Анна Вадимовна Смирнова. Она теперь тоже ведет английский. У нас одна Alma mater. И даже судьбы наши похожи: поехали по распределению, вышли замуж, после многих лет судьба нас свела: мужья работают вместе, вместе учились мой младший сын и ее старшая дочь. Мы, отставные сержанты, еще повоюем!
Говорят, что шмели летают против всех законов аэродинамики. Видимо удержаться в школе в трудные годы перемен – это тоже против всех законов. Это моя фамилия и судьба. Что ж буду летать. Будем жить! Мне бы хотелось, чтобы чувствовался оптимизм в моих словах, но чувствуется ли…
В Китае, желая плохого, говорят: «Чтобы жить тебе в эпоху перемен». Нам довелось в эту эпоху не только жить, но и работать. Тридцать лет перемен! Не слишком тяжелая ноша для хрупких женщин. А ведь учителя в большинстве своем – женщины. Или правы те, кто считает, что учитель – это диагноз? Будильник. Утро. Пять тридцать. Уже встаю. Тетради. Планы. Ученики. Я живу!